+7(3952) 500-000
22/10 Воскресенье
01:19 MSK+5 (UTC+8)
Бронирование
Получите гарантированное
размещение прямо сейчас!

Ненаучная ФАНТАСТИКА от Кокоуровых Ольги и Игоря

14
Апр
2010
Игоря и Ольгу Кокоуровых знают практически все, включая даже тех, кто с ними не знаком. Они открыли самый первый ресторан японской кухни в Иркутске «Киото». Ресторанов, принадлежавших группе компаний «Материк», которую возглавляет Игорь, сегодня уже достаточно много: «Бир Хаус», «Стрижи», Harat`s pub, недавно открылся «Индокитай». И самый амбициозный проект – бизнес¬отель европейского уровня Sayen, который десяток лет назад кому угодно показался бы предприятием фантастическим. То есть таким, какого в Иркутске быть не может.
Игорь фантастику любит. Научную. Особенно англо­американских авторов: Уэллса, Саймака, Азимова, Шекли, Кларка… «Все, что движет нашу жизнь, к чему стремится цивилизация, по большому счету, придумано фантастами».
Ольга тоже любит фантастику. Но не научную. «Мастер и Маргарита» Булгакова, если говорить литературоведческим языком, тоже фантастическая литература. В которой самой невероятной историей оказывается история любви.
В истории этой семьи есть школьная серебряная медаль Ольги, кандидатская Игоря, которую он скоро защищает, и дело, которое они начали с нуля, и собственными руками создали то, что имеют сейчас.
АЛХИМИЯ ЛЮБВИ
Как вы познакомились?
О. Мы вместе учились в 9¬10 классе в 25¬й школе. Но не дружили.
И. Это ты не дружила, а я пытался.
О. Поженились на 4 курсе.
И. На третьем.
О. Ну да, точно, на третьем. Я училась на химфаке, Игорь на историческом факультете. Он за мной ухаживал, проявлял настойчивость. Один раз по балкону ко мне залез. Я жила в доме¬корабле – знаете, такой с колоннами, в Солнечном. Он спустился с восьмого этажа на седьмой.
И. Сейчас бы я застрял там, точно. Тогда я как­то проскользнул между колонн.
О. Мы перед этим поссорились. Я сказала: «Больше ко мне не подходи». И вот он, чтобы я простила, отважился. Игорь вообще способен на поступки по отношению ко мне, к детям и окружающим людям.

Вопрос к Ольге как химику. Ученые утверждают, что любовь длится три года. За это время в крови успевает повыситься и прийти в норму уровень дофамина, ноадреналина, фенилэтиламина и эндорфина, отвечающих за нежность. Действительно ли любовь уходит через три года, и что же тогда приходит на ее место?
О. Любовь гораздо больше, чем просто химическая реакция. Это чувство постоянно меняется. Эйфория уходит, остается внимание, уважение. И ты понимаешь, что дороже человека у тебя нет.
И. То, что происходило со мной в 19¬20 лет по отношению к Ольге, это была действительно химическая реакция. Сумасшедшие процессы шли. Я с ума по ней сходил. В буквальном смысле этого слова. Сейчас не так, и другие процессы происходят. Мы можем поссориться, несколько дней не общаться, но ты знаешь совершенно точно, что без этого человека – никуда. Вот она, вся химия.

Ольга, а Игорь вам стихи не сочинял?
О. Сочинял. Один раз я задержалась в институте, он меня в подъезде прождал несколько часов. Я пришла, а он стихи написал на бумажке. Я, к сожалению, не помню…

И. А я могу прочитать.

Я простоял почти что шесть часов.
Надежда с верою стояли близ меня.
Не мог открыть я свой дверной засов.
Не мог дождаться, милая, тебя.
Какого черта я забыл ключи?
Что с памятью моею, не пойму.
Сполна за эту дурость получил,
В отчаянии жду свою жену.
Чуть­чуть – и я сойду с ума.
Мне скучно, я голодный и больной.
И если, наконец, придет она,
Увидит… какой­то там труп мой.
Не плачь, моя родная, не рыдай!
Из царства мертвых не вернуть меня!
Сполна за дурость получил —
Я жертвой пал невинного ключа.

Игорь, у вас или память такая хорошая, или вы всю ночь не спали, готовились к интервью, стихи учили.
О. Память у него замечательная. А он еще вышивать умеет, штопать, причем, делает это четко и красиво, лучше, чем я. И шьет. Раньше шил себе джинсы, куртку.

Дома у вас кто стоит у плиты?
И. Вы удивитесь, но снова я.
О. Ему нравится. Он за этим процессом успокаивается. Плов, мясо, ризотто – все вкусно получается. Бывает, приготовим, соберем гостей. Сейчас, правда, больше в наших ресторанчиках собираемся.

Кто в семье главный?
И. Смотря в чем. На работе больше я. Так¬то вообще главная Ольга.
О. А мне кажется, что ты, конечно.
И. Не­е, дома Ольга главная. Ее все боятся.
О. Да никто меня не боится. Я занимаюсь организацией быта, детьми, расписанием…
И. К Восьмому марта она обязательно купит всем бабушкам подарки. А я – ей. И дочери.
О. На прошлую годовщину нашей свадьбы – 27 сентября – Игорь договорился в театре с костюмами. Я была в длинном платье, он — во фраке и цилиндре. У нас был такой чудесный романтический ужин при свечах в «Стрижах».

Безо всяких годовщин Игорь дарит Ольге цветы. А на Восьмое марта она может проснуться утром, а весь дом полон бабочек – огромных живых тропических бабочек, которые «прилетели» из дальних краев самолетом. Или уехать с дочкой на пару часов, вернуться и увидеть украшенный воздушными шариками дом и скрипача.
Ольга дарит Игорю часы, запонки, костюмы – все, что она выбирает, Игорю подходит, сам он не любит ходить по магазинам. Она хочет подарить ему небо – мечтает когда­нибудь вместе спрыгнуть с парашютом. Человек Ольга решительный, несмотря на то, что по гороскопу она — Близнец.

О. Воздух – моя стихия. Хотя и воду я люблю. А Игорь любит огонь. Так и получается: он горит, а я его немножко стараюсь оградить. Оградить – это не залить костер. Игорь себя просто иногда сжигает – столько энергии, и не все он пускает в нужное русло, распыляется, а потом страдает от этого. Все творческие люди такие. Никуда от этого не деться.

КАК ДОБРАТЬСЯ
ДО ОСТРОВА ТУАМОТУ
И. Есть у меня мечта — побывать на острове Туамоту. Я во втором классе зачитывался Туром Хейердалом. И разглядывал глобус. Представьте, сидит пацан­второклассник, в какой­то деревне — родился я в селе Харат, — смотрит на глобус, и где­то между Австралией и Южной Америкой находит острова Французской Полинезии, а среди них — остров Туамоту. Не знаю почему, но мне хотелось побывать именно там.

Вы же много путешествуете. Не добрались еще до своего острова?
И. Туда добираться нужно неделю. Неделю туда – неделю обратно. А у тебя семья, работа, какие­то отношения, обязанности… Все оттягиваю момент. Но когда­нибудь обязательно поеду.

Ольга, а ваши детские мечты осуществились?
О. В детстве у нас было все одинаковое. Все в дефиците. И железный занавес. Я всегда мечтала путешествовать. Но в то время у меня были сомнения – получится — не получится. Сейчас могу сказать, что я – счастливый человек, мои мечты осуществились: семья, дети, дом, возможность путешествовать и самореализовываться.
И. Я по¬другому скажу. Мечта, мечта. Ну, есть мечта. Но к ней же надо стремиться. Мечта была так далеко. А есть элементарные вещи: вкусно поесть, куда¬то съездить, какую¬то машину купить. Это все заработать надо. Мы закончили университет. Ольга какое­то время преподавала химию. У меня была бригада, я укладывал плитку кафельную. Потом у нас появился киоск. Вот Ольга приходила в этот киоск к восьми утра, работала до пяти, потом сына из садика забирала, а я ночью торговал. И так полгода, вдвоем. Потом взяли еще одного человека из наших общих друзей.

Говорят же, что нельзя вести дела с друзьями и родственниками…
И. Мне прекрасно работается с друзьями. А с женой тем более. Кто может быть ближе, откровеннее, чем человек, с которым около 20 лет вместе. Ольга, сколько ее знаю, всегда хотела самореализации. Она сделала такую супер­фирму оптовую по продаже сигарет!
О. Я была там бухгалтером, отделом кадров, директором – все в одном лице. Три года в таком режиме. Я сейчас вспоминаю – сходить в салон и сделать маникюр было просто невозможно.

Что это – целеустремленность?
О. Трудолюбие, наверное. Для меня это было нормальным, я не ощущала себя какой­то уставшей или несчастной.
И. Представляете: приходит вот такой человек, который ставит компьютеры, хорошую мебель вместо грязных столов, проводит праздники. Делаешь нормальные вещи для людей — и фирма развивается.
Игорь, приятно похвалить свою жену?
И. Я порой несусь, там недорабатываю, здесь. Ольга все доводит до конца, ей нужно стопроцентно сделать хорошо. Я могу закрыть глаза на что­то из¬за объема, потому мы с ней порой не уживаемся в плане бизнеса.
О. Да, разные мы совсем.

А если бы вы оказались не на острове Туамоту, а на необитаемом острове, кто был бы Робинзоном, а кто – Пятницей?
О. Я – Пятницей. Игорь бы домик построил, он это умеет.

ПРОСТРАНСТВО
И ВРЕМЯ
Наверное, все могло бы сложиться иначе, по¬другому, и во времени, и в пространстве, если бы Кокоуровы не стремились к большему. У них уже была табачная сеть «Дело табак», поставленная таким образом, что стала лучшей в России, но захотелось попробовать себя в роли рестораторов.

И. В Иркутске на тот момент приличных ресторанов не было. Мы взяли и повернули эпоху ресторанного бизнеса с ног на голову, открыв «Киото». Интерьер, обслуживание, кухня – во все вникали сами. Первыми включили музыку, первыми стали давать со счетом жевательную резинку.

Если вас спросить – каким из ваших проектов больше всего гордитесь, это будет «Киото»?
О. Теперь уже не только. Это пабы. Это пляж на Якоби. Sayen…
И. Sayen для Иркутска и Сибири – эксклюзивный мини¬отель. По классификации у него пять звезд. Такого аналога в Иркутске нет. Его проектировали москвичи, интерьер делал японский дизайнер Шигео Накамура.
О. Еще ресторан «Стрижи». Мы хотели создать такое заведение, чтобы можно было прийти в вечерних платьях.
И. Если сравнивать с подобными ресторанами по миру, например, мы были в Сингапуре, там они работают 2¬3 раза в неделю с шести вечера. Заранее резервируется стол, примерно за неделю. Это для людей – событие. Мы тоже хотели сделать такое событие для города. Устриц живых привозим. Белые скатерти, цветы, на столе свечи горят. Торжественно и красиво. У нас были такие моменты, когда клиенты обижались – их не пускали, потому что они были неподобающе одеты – рубашка, джинсы, кроссовки. Но что тут сложного — даме надеть красивое платье, мужчине – костюм. И создать атмосферу.

Хорошо. Вам как ресторатору гости ваших других заведений какими видятся?
И. Intelligentment. Это слово придумал Набоков. В принципе, оно очень емкое. Мы хотели бы, чтобы к нам в рестораны приходили люди вне зависимости от дохода – только от интеллекта и поведения. В пабах публика шире, порой приходят люди неадекватные, но общество заставляет их вести себя по определенным законам. В Harat’s pub у нас нет ни одного охранника. И за 5¬6 месяцев ни одной драки.

Трудно в Иркутске делать бизнес?
И. После Красноярска и Улан­Удэ трудно. Я знаю массу фирм, кто смог бы взять землю в городе – расчищенное место, построить что­то нужное для людей. Но оно почему¬то отдается новосибирцам. Не понимаю и не пойму. Я удивляюсь количеству ювелирных магазинов в городе на душу населения, аптек, журналов, ресторанов. Как у Ильфа и Петрова, помните: «Такое впечатление, что в этом городе человек был рожден только для того, чтобы подстричься, побриться и умереть».

Что¬то меняется в окружающем мире к лучшему?
И. Сегодня бизнес стремится к честности. Честным быть выгодно! Люди, которые уже заработали денег, хотят безопасности и спокойствия. Они хотят общаться с теми людьми, которым тоже выгодно быть честными, хотят думать о будущем, творить добро. Да, мир меняется.

От бизнеса снова вернемся к теме семьи. К вашим детям.
О. Сыну Косте семнадцать, Тоне скоро исполнится десять лет. У меня день рождения 30¬го, у Тони 28¬го мая. Мы с ней два Близнеца. А Костя и Игорь Скорпионы: 25 октября и 7 ноября – это день Октябрьской революции по старому и новому стилю…
И. Вы когда фото выберете для статьи, если мы там парой, то пусть текст будет у нее белыми буквами на черном фоне, а у меня черными буквами на белом фоне. (Пауза. Улыбка.) Ольга Александровна, Оля¬сан, ты не обижайся. Мир? 
Вверх
Deluxe Deluxe Deluxe
от 9 300 руб./сут.
Studio Studio Studio
от 10 400 руб./сут.
Family Family Family
от 17 000 руб./сут.
Deluxe Business Deluxe Business Deluxe Business
от 10 400 руб./сут.
Luxe Luxe Luxe
от 17 000 руб./сут.
Apartment Apartment Apartment
от 30 000 руб./сут.