+7(3952) 500-000
21/08 Понедельник
14:44 MSK+5 (UTC+8)
Бронирование
Получите гарантированное
размещение прямо сейчас!

Интервью Шигео Накамура (газета Конкурент)

11
Окт
2009
Корреспондент Нелли Назарян, переводчик Сергей Одинец
Совсем недавно состоялось долгожданное открытие SAYEN International Hotel. Новый отель в соседстве с рестораном «Киото» по праву можно назвать маленьким уголком Японии в Иркутске. В создании гостиницы SAYEN принимал участие японский архитектор и дизайнер Шигео Накамура. В честь открытия гостиницы господин Шигео приехал в Иркутск. Программа его пребывания в городе была насыщенной: помимо торжественных мероприятий, культурной программы, встреч с журналистами, он провел мастер-класс для архитекторов и дизайнеров, что вызвало у последних большой интерес. Ведь Япония по-прежнему остаётся для россиян загадочной и таинственной страной. Воспитание, выдержка и радушие этой нации не перестают нас удивлять. Как и то, что японцы очень чтят свои традиции и культуру, а вместе с тем являются самой передовой страной в области высоких технологий. Господин Шигео, как характерный представитель своей нации, только усилил это впечатление. У себя на родине он считается одним из самых передовых дизайнеров, смело экспериментирует с материалами: например, использует в создании интерьера хромированное дерево, разрабатывает дизайн эксклюзивной кристаллизированной лампочки по заказу Swarovski. А вместе с тем ходит он в традиционном японском кимоно.

– Господин Шигео, японцы на весь мир известны тем, что очень трепетно относятся к своей национальной одежде. Она имеет многовековую историю и не потеряла для вас своей актуальности. Вы всегда носите кимоно?
– Не могу сказать, что в моём гардеробе вообще нет европейской одежды, хотя её и не очень много. По случаю – в клуб или на прогулку – могу надеть джинсы, джемпер. Но на официальные встречи, приёмы я всё-таки предпочитаю надевать кимоно. Вот, например, сегодня на мне традиционное японское кимоно, это зимний вариант, оно досталось мне от отца. Современные японцы любят европейскую одежду, молодёжь – школьники, студенты – одеваются ярко, незаурядно, в стиле популярных японских аниме. Да и люди постарше тоже приобретают европейскую одежду. Но я, наверное, не ошибусь, если скажу, что почти у каждого японца есть кимоно, и хотя бы раз в жизни его надевает каждый японец.
– А в дизайне, архитектуре также сохраняется приверженность национальным традициям? Как, например, выглядит дом или квартира современных японцев?
– На самом деле по-разному. Кто-то обустраивает своё жильё полностью в национальных традициях, кто-то разбавляет привычный национальный стиль европейской мебелью или более яркими, чем обычно, цветовыми решениями. Во многом, конечно, это зависит и от возраста, рода деятельности хозяев. Загородные или многоквартирные дома, например, могут быть построены в европейском стиле, но внутри даже у очень современных, «продвинутых» молодых японцев обязательно будет комната с татами в традиционном японском стиле.
– Шигео, а как выглядит ваш собственный дом?
– (Улыбается.) Стиль достаточно смешанный: немного модерна, но преимущественно это, конечно, минимализм. У меня довольно просторная двухъярусная квартира в городе Нагоя, с большими панорамными окнами, высотой около семи метров, очень высокие потолки. Это квартира в большом жилом доме, который спроектирован очень известным японским архитектором. Я живу на восьмом-девятом этажах. Из окон виден центр города, преимущественно офисные здания. Когда нужно подумать, сосредоточиться, найти источник вдохновения, я забираюсь на крышу дома, а в тёплое время года даже хожу там босиком. Вот оттуда, с крыши, открывается очень красивый вид – весь город как на ладони, со всеми прилегающими окрестностями.
– Что можете сказать о видах нашего города? Как вам Иркутск с точки зрения архитектуры?
– Мне на самом деле очень понравился Иркутск. Особенно деревянное зодчество, резьба по дереву на старинных домах, – это красиво и выглядит очень необычно, по крайней мере для меня. Мне понравился Музей истории города Иркутска, я посетил выставку, посвященную православию, там было представлено несколько старинных Библий. Я сделал много фотоснимков в этом музее. Вообще, интересно наблюдать в вашем городе смешение азиатского и европейского стилей. Это необычные сочетания, порой даже неожиданные. Японские и российские архитектурные традиции очень отличаются. Но самое главное, на мой взгляд, и заключается в этих различиях. Если бы всё в мире было похожим – было бы неинтересно.
– Если уж речь зашла о различиях в наших культурах, давайте поговорим не только о профессиональных, внешних аспектах, но и о человеческих. Что вас удивляет в россиянах?
– (Смеётся.) Меня, конечно, удивляет, что русские очень выносливы в распитии спиртных напитков. А если серьёзно, Россия для японцев ещё буквально каких-то пятнадцать лет назад была малоизвестна. До Японии фактически не доходит информация о том, что сейчас происходит в России, поэтому, наверное, мы находимся во власти стереотипа о том, что русские – холодные, неприветливые люди. Но, приехав в Иркутск, я понял: это не так. Русские люди очень позитивные, все улыбаются. Общаться очень легко. Всегда в разговоре шутят, подкалывают. Добрые, приветливые люди, и что важно – участливые и неравнодушные. Мне нравятся отношения, которые у нас сложились с генеральным директором господином Игорем (Игорь Кокоуров, генеральный директор ГК «Материк». – Прим. ред.), который уделяет мне своё личное время: он сам показывал город, Байкал, несмотря на занятость. На самом деле все окружающие меня люди очень внимательно относятся, и мне приятно общаться с русскими. Понравилось мне и то, как в вашем городе относятся к побратимским связям с Японией. Я гулял по улице Канадзава и увидел там памятный знак города Канадзава, фонарь «Котодзиторо», и два больших баннера, где размещена информация о дружеских отношениях между городами. В некоторых японских городах тоже есть памятники и баннеры, рассказывающие о городах-побратимах в России. Я думаю, что Иркутск очень хорошо преподносит свои дружеские отношения с Японией, это действительно очень приятно.
– Когда вы собирались в Иркутск, не пугали вас наши климатические условия?
– Да, сначала я переживал, мне рассказывали, что в Сибири вообще очень холодно. Но когда приехал сам, я понял, что у вас не так уж и холодно. Наверное, потому, что уровень влажности невысокий. Температура –25°C в Иркутске мной переносится вполне нормально. В Японии и зимой и летом очень высокий уровень влажности, поэтому лето кажется очень жарким, душным. А зима очень промозглой, холодной даже при температуре +5. Из-за этой разницы во влажности получается, что иркутская температура –15–20°C и японская самая низкая зимняя температура –1–3°C воспринимаются одинаково. У вас достаточно комфортные климатические условия, а кроме того, чистый воздух, прекрасное озеро Байкал. Во время поездки туда я, кстати говоря, попробовал копчёный омуль – очень вкусно на самом деле. Пробовал и кедровый орех, он тоже мне понравился на вкус. Необычным и оригинальным мне показался суп борщ. (Улыбается.) Поэтому могу сказать, что сибирская кухня, ваши местные блюда мне пришлись по вкусу.
– Спасибо, что оценили. А мы-то как любим японскую кухню! Конечно, она отличается от исконно японской, но пользуется очень большой популярностью…
– Да, я знаю, что в России очень любят японскую национальную кухню. Если честно, путешествуя по миру, по работе или просто на отдыхе, я немного скучаю по национальной еде. (Улыбается.) Особенно по мисо-супу.
– Господин Шигео, вы очень хорошо отзываетесь о нашем легендарном озере, городе, иркутянах. Настала очередь спросить вас о вашем городе…
– Мой родной город – Нагоя. В Японии в древние времена управление в государстве осуществлялось военными правителями, их называли сёгунами, и самые известные правители Японии за все времена (их трое) – выходцы из моего родного города Нагоя. И самый известный японский спортсмен, игрок в бейсбол, тоже из нашего города. Нагоя с древних времен считается промышленным городом. На всю Японию наш город еще славится как родина ремесленников. Наши мастера владеют очень древними техниками, много предприятий, фабрик. Порядка 60% самых известных в мире предприятий сосредоточено вокруг и в самой Нагое. Поэтому отдыхать мне нравится вне города, на природе. Люблю рыбалку, прогулки в горах. Но, к сожалению, получается это редко, потому что у меня очень много работы и мало времени на отдых. (Улыбается.) Работаю с раненого утра до позднего вечера.
– Расскажите о своей студии.
– В студии я работаю преимущественно один. Но у меня есть два ассистента, которые мне помогают. «Shigeo Nakamura design office» – название моей студии.
– Шигео, дизайнер – творческая профессия: эскизы, наброски, рисунки. Когда вы стали задумываться о своём призвании?
– На самом деле к своей профессии я шёл долго. Потому что сначала пробовал себя в другом. Сначала это был спорт, я профессионально занимался мотогонками. Потом пробовал себя найти в творчестве – выступал как певец. (Улыбается.) После того, как ни там и ни там не удалось достичь определенных высот, я подумал: а что если построить свой собственный дом по своему личному проекту? И я поступил на обучение в проекторское бюро, начал там работать – с тех пор всё и началось. Когда я решил заняться новым для себя делом, мне было 23 года. До этого я никогда не занимался дизайном, не увлекался интерьером. Не было никаких зарисовок, эскизов ни в детстве, ни в юности, я не посещал кружки рисования, дизайнерские курсы, – одним словом, не учился этому никогда.
– В нашей стране, пожалуй, только в последние 10-15 лет широкую известность приобрела ваша профессия. Сейчас она востребована и популярна среди молодых людей. Все, кто немного умеет рисовать, чувствует цвет, палитру, хотят попробовать себя в этом деле. У вас в Японии ваша профессия так же популярна?
– Не могу сказать, что очень популярна. Да, есть спрос, люди обращаются, заказывают проекты. Но чтобы многие молодые люди хотели реализовать себя в этой профессии – такого нет. Наверное, потому, что история дизайна, этого вида творчества, как и в вашей стране, не исчисляется веками. Совсем недавно люди стали этим интересоваться, появилась возможность и желание сделать свою жизнь ярче, интересней. Если сравнивать с Италией, где эта профессия известна с очень давних времен, то в Японии дизайнерское ремесло ещё достаточно молодо.
– Что помогло вам достичь успеха, стать востребованным в своей профессии, и не только у себя на родине?
– Всё складывалось постепенно, начиналось с маленьких проектов. Например, моей первой серьёзной работой стало оформление и обустройство интерьера в кафе моего друга. После этого мне поступило предложение оформить ресторан. Так постепенно стали появляться новые заказы, проекты. Люди стали узнавать обо мне, о моей студии, и, таким образом, происходил мой профессиональный рост. Я думаю, такой путь проделывают все дизайнеры, от малых постепенно поднимаясь к большим, масштабным проектам. Если дизайнер делает свою работу хорошо, то срабатывает эффект народной молвы. Как говорят у вас в России, сарафанное радио. (Улыбается.) Кажется, так, правда? Люди, к примеру, приходят в ресторан, кафе, им нравится не только кухня, но и вешний вид заведения. Они спрашивают: кто это создавал? Получается, что, с одной стороны, карьерный рост достигается качеством твоего продукта, а с другой стороны – за счёт впечатлений, оценки людей. Так произошло со мной, и примерно таким образом я оказался в Иркутске. У нас с Игорем Кокоуровым есть общий знакомый, который нам рассказал друг о друге. Мне он рассказал, что в далеком городе Иркутске есть человек, который хочет построить ресторан и гостиницу в традиционном японском стиле, а Игорю он рассказал, что имеется знакомый дизайнер. (Улыбается.) Так мы и узнали друг о друге.
– Итак, SAYEN International Hotel открыт. Всё ли удалось сделать так, как планировалось изначально?
– Реализовано всё, что планировалось. Но, может быть, есть незначительный процент, на который мы отошли от первоначального плана. Однако в целом всё получилось. Дизайн-проект мы создавали совместно с Игорем. Для меня главное – что заказчик удовлетворён работой. Я думаю, и гостям SAYEN International Hotel понравится. Приезжая из разных уголков мира, люди будут останавливаться в этой гостинице и, будучи в Иркутске, узнают что-то и о Японии. (Улыбается.)
– Шигео, если не секрет, каковы ваши творческие планы? Над каким проектом будете работать в ближайшее время?
– В последнее время крупные известные компании предлагают мне сотрудничество, делают заказы на разработку дизайна, иногда даже какой-то отдельной вещи. Сейчас, например, я занимаюсь разработкой оригинального дизайна для лампочки Swarovski, полностью сделанной их кристаллов. Эта лампочка должна быть представлена широкой аудитории уже в следующем году.
– Значит, скоро кто-то сможет радовать себя даже электрическим светом от Swarovski. Шигео, в Иркутске у вас состоялся еще и мастер-класс для иркутских дизайнеров. Как прошло ваше общение?
– Да, мне удалось пообщаться с иркутскими дизайнерами и архитекторами. Как я уже говорил, у нас существуют различия в культуре, и поэтому было очень интересно пообщаться с коллегами. Я надеюсь, что это взаимно. Возможно, посмотрев на мои дизайнерские разработки, мои иркутские коллеги сочли их оригинальными. Мне было задано очень много интересных и профессиональных вопросов, даже об отделочных материалах. Например, я рассказал о новых передовых дизайнерских разработках в Японии. Не так давно я применил во внешней отделке бара хромированное дерево. У вас в России дизайнеры в основном применяют хромированный металл. Мои иркутские коллеги удивились и спросили меня: а почему нельзя просто использовать, как и прежде, хромированный металл? Я ответил: потому что хромированное дерево в несколько раз дешевле. Впервые эту технологию применили у нас, в Японии. Пройдя несколько этапов технической обработки, дерево полностью приобретает вид хромированного металла. Обсуждая этот вопрос, мои коллеги удивились тому, что хромированное дерево дешевле. Потому что, по их признанию, у вас в России если применяется новая технология, то это только увеличивает стоимость продукта. То, что для Японии кажется вполне обычным, в России вызывает удивление. Вот ещё один пример. Я рассказал, что для работы заказывал авторский стул-кресло по собственному проекту на мебельной фабрике, и стоимость этого стула существенно меньше, чем если бы я приобрел аналогичную вещь в магазине. У вас, как я понял, наоборот: если это дизайнерская, специфическая вещь, то она будет стоить дороже. У нас не так.
– Япония славится своими техническими достижениями. И в то же время вы очень близки к природе…
– Конечно, Япония очень развитая страна с точки зрения технологий. Но если сравнивать Японию с такими странами, которые очень агрессивно и быстро развиваются, например Китай, то там ведь тоже технический прогресс очень развит. Но, производя или создавая что-то, они уделяют внимание дизайну, пытаются сделать этот продукт интересным для потребителя. В нашей стране, на мой взгляд, разработчики больше сконцентрированы на самой технологии, нежели на пиаре и дизайне этих технологий. И в этих разработках не хватает японского стиля. Что ещё у меня лично вызывает сожаление, это то, что современные технологии вытесняют древние исконные японские ремёсла, они уходят на второй план. Хотя, на мой взгляд, нужно вдохнуть в них вторую жизнь и пиарить как национальное достояние. Например, у вас в России есть известная на весь мир матрёшка. У нас в Японии сейчас очень популярен музыкальный инструмент, который называется матремин. За основу взята как раз ваша матрёшка: грубо говоря, это скрипка в виде русской матрёшки. (Улыбается.) Хотите, я покажу вам видеозапись? (Господин Шигео показывает запись: японская девушка играет на нашей матрёшке, как на скрипке, только без смычка. Звучание этого инструмента очень необычно. – Прим. авт.) Лет пять назад у нас в Японии появилась матремин. Я привел этот пример к тому, что взяли всем известную вещь, внесли в неё необычный элемент – и она стала по-другому смотреться и даже звучать. На мой взгляд, современные технологии не должны давить на традиции.
– Посмотрев ваше портфолио, я обратила внимание, что в ваших проектах, особенно при создании дизайна, присутствует тема цветов в очень интересных вариациях.
– Я очень люблю природу, поэтому часто использую природные элементы в работе. Знаете, в моей комнате стоит бонсай. Выращенное в горшке карликовое дерево сосны, которому около 150 лет, оно пришло из эпохи Эдо. Это семейная реликвия. Бонсай вообще уникальная вещь. Росток сосны начинают выращивать в маленьком горшке. Из-за того что он ограничен в пространстве, он вырастает маленьким и растёт очень медленно. Если посадить его в горах, он вырастет полноценной сосной, но как раз большое мастерство бонсай заключается в том, чтобы на протяжении многих лет ограничивать это дерево в росте, при этом придавая ему красивую форму, оставляя его полноценным природным элементом. В некоторых японских семьях принято передавать бонсай из поколения в поколение, как и многие другие традиции. В нашей семье тоже принято это делать. Но у меня очень добрые, любящие родители, и основная реликвия, семейная ценность – это всё-таки их доброта.
Нелли НАЗАРЯН.
«Респектабельная газета «The Конкурент»
Заметки на полях
Шигео НАКАМУРА: «Современные технологии не должны давить на традиции»
Вверх
Deluxe Deluxe Deluxe
от 9 300 руб./сут.
Studio Studio Studio
от 10 400 руб./сут.
Family Family Family
от 17 000 руб./сут.
Deluxe Business Deluxe Business Deluxe Business
от 10 400 руб./сут.
Luxe Luxe Luxe
от 17 000 руб./сут.
Apartment Apartment Apartment
от 30 000 руб./сут.